К вопросу об именовании Российской императорской фамилии

Ю. А. Кузьмин

 

Российский императорский дом традиционно называют домом Романовых.

В то же время хорошо известно, что собственно династия Романовых по мужской линии прервалась в 1730 г., а по женской — в 1761 г. После этого русский престол перешел к Гольштен-Готторпской ветви обширнейшего Ольденбургского дома[1], который является одной из старейших династий в Европе. Юридически вопрос об именовании династии тогда не был урегулирован. Петр III сделать этого, по-видимому, не успел, а Екатерина II не стала привлекать к этой щекотливой проблеме особого внимания. В дальнейшем, по мере укрепления царствовавшей династии, необходимость в этом отпала.

Вопрос, таким образом, отпал сам собой, но русская аристократия помнила о нем и иногда высказывала свои соображения на сей счет представителям правящей династии. Политический эмигрант князь Петр Владимирович Долгоруков, Рюрикович по происхождению, писал Александру II: «Вам известно, государь, что предки мои были великими князьями и управляли Россией в то время, когда предки вашего величества не были еще графами Ольденбургскими»[2]. Он же в одной из своих статей, вышедшей за границей, остроумно назвал императора Александра Николаевича «исполняющим в России должность Романова»[3]. Известно также, что в неформальной обстановке многие русские дворяне называли императорское семейство Гольштейн-Готторпским.

Сами члены царствовавшего дома знали о подобных настроениях. Когда в 1885 г. в «Учреждение об императорской фамилии» было внесено изменение, по которому правнуки и праправнуки императора лишались титула великих князей и княжон, великий князь Михаил Николаевич заметил: «…это всё петербургский высший свет, который радуется этой мере, говоря, что они — Рюриковичи, а мы немцы-голштинцы, в коих и романовской крови не осталось; а что сказали бы Долгорукие или Оболенские, если бы у их потомства отняли принадлежащий им титул и притом без суда, без совершения преступления и т. д.»[4].

Неясная ситуация с именованием правящей династии привела к тому, что его просто перестали указывать. Фамилия «Романовы»» не упоминается в Основных государственных законах 1906 г., а в ст. 25 лишь говорится, что «Императорский Всероссийский Престол есть наследственный в ныне благополучно царствующем Императорском Доме». В энциклопедических словарях того времени эта проблема также обходится стороной. Например, в «Малом энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона (1907–1909 гг.) в статье «Романовы» указано, что это «старинный русский дворянский род, давший с 1613 г. российских царей и императоров и в мужском колене угасший в 1730 г.»[5]. В свою очередь, в статье «Россия», помещенной в том же словаре, вовсе не сказано, какая же династия находилась в это время на российском престоле.

В иностранных изданиях, в частности в «Готском альманахе», правящую в Россию династию называли «Гольштейн-Готторп-Романовы»[6]. Долгое время у нас в стране на это не обращали внимания. И лишь императрица Александра Федоровна, супруга императора Николая II, потребовала от редакции справочника убрать первые два элемента фамилии, грозя в противном случае запретить ввоз этого ежегодника в Россию. На это начальник канцелярии министерства императорского двора А. А. Мосолов был вынужден заметить, что «по мнению редакции «Альманаха», наименование династии исторически точно (император Павел — сын герцога Петра Гольштейн-Готторпского) и изменено быть не может»[7]. По его утверждению, запретить альманах тем более нельзя, «так как [это] вызовет общеевропейский скандал. Самый аристократический, легитимистический «Альманах» запрещен для ввоза в Россию. Конечно, доищутся до этих двух слов, вызвавших запрещение; пойдут пересуды по всей столице и за границей, «Альманах» будет тайно ввозиться в Россию дипломатами и даст пищу для обсуждения деликатного династического вопроса, совершенно широкой публике неизвестного. Поверьте, Ваше Величество, годами печатают этот заголовок, и никто на него не обращает внимания. Лучше его игнорировать, чем подымать шум»[8].

Однако данный вопрос все-таки возник. Давней проблемой императорской фамилии были морганатические браки отдельных ее членов. В 1911 г. был проведен ряд совещаний членов семейства, на которых было предложено подобные браки разрешить. Возникла необходимость давать морганатическим супругам и детям какую-то фамилию. Естественно, что первой мыслью было назвать их Романовыми. И вот в ходе обсуждения этого предложения специалисты пришли к неожиданному выводу. Министр юстиции И. Г. Щегловитов писал 20 апреля 1911 г. министру императорского двора барону В. Б. Фредериксу: «По этому поводу я не могу, прежде всего, не заметить, что по силе учреждения об Императорской фамилии оной не присвоено никакой (курсив наш — Ю. К.) фамилии и в частности фамилии Романовых»[9]. Министр двора в ответном письме соглашался с этим: «Действительно, в законе нет указаний, что члены Императорского Дома носили бы фамилию князей Романовых, но это и составляет отличительное преимущество Императорского Дома от остальных дворянских родов»[10]. Подобные документы для министров готовились квалифицированными чиновниками, поэтому это заключение было крайне важным. Таким образом, именование Российской императорской фамилии домом Романовых неправильно не оттого, что они фактически не являются Романовыми, а потому, что у этого семейства вовсе нет фамилии как таковой.

Это подтверждается тем, что после 1917 г., находясь в эмиграции, члены императорского дома также не использовали фамилию Романовы. Все они оставались русскими великими князьями, княгинями и князьями императорской крови. Великий князь Николай Николаевич Младший в некоторых случаях использовал фамилию Борисов. Одна из последних представительниц фамилии, княжна крови Вера Константиновна, умершая в начале 2001 г., до своих последних дней оставалась просто princess Vera of Russia. Лишь потомки членов императорской фамилии, родившиеся в эмиграции, стали носить фамилию Романовых. В то же время, представители старшей ветки рода, потомки великого князя Кирилла Владимировича и по сей день избегают именоваться Романовыми.

Таким образом, хотя понятие «дом Романовых» неверно по сути, оно, тем не менее, является привычным для обозначения правившей династии, как для историков, так и для неспециалистов. Примеры того, что общеизвестное именование не соответствует действительности, есть и в других странах. Например, после того, как династия Габсбургов пресеклась в 1780 г., престол Священной Римской, а впоследствии Австрийской империи перешел к Лотарингскому дому, правящая династия стал именоваться Габсбург-Лотарингским. Тем не менее, и ее нынешние представители именуются Габсбургами. В Нидерландах королева Вильгельмина (1880–1962) была последней представительницей Оранско-Нассаусской династии, которую часто называют просто Оранской. Ей наследовала дочь Юлиана, а до недавнего времени на троне находилась ее внучка Беатрикс. Все трое были замужем за немецкими принцами. Однако эта династия до сих пор носит прежнее наименование. Можно было бы привести и другие примеры.

По фамилии стали называть
только всю династию, то есть всех монархов из одной семьи, сменявших друг друга на троне (Романовы, Габсбурги, Бурбоны, Гогенцоллерны и т. д.), или часть из них (первые Романовы, последние Капетинги). И крайне редко фамилия приводится у какого-либо конкретного правителя. Это происходит либо когда монарх является первым представителем новой династии (Михаил Федорович Романов в России, Карл Юхан Бернадот в Швеции), либо когда в результате революции правитель лишается короны и его бывшие подданные перестают титуловать своего сюзерена. Так Людовик XVI стал гражданином Капетом (Бурбоны являются ветвью династии Капетингов), в России Николай II после Февральской революции превратился в полковника
Романова.

Но в России вспомнили про «Романовых» накануне 300-летия избрания на престол царя Михаила Федоровича. До этого понятие «Дом Романовых» очень редко встречалось даже в названиях книг. Пышные празднества должны были способствовать формированию положительного образа монархии, показать преданность народных масс самодержцу. Важным моментом в идеологии торжеств была демонстрация преемственности между Николаем II и с настоящим родом Романовых. Именно после этого юбилея понятие «Дом Романовых» стало активно использоваться в жизни и литературе.


[1] Кроме России и Ольденбурга, его представители находились или продолжают находиться на престоле в Дании, Швеции, Норвегии и Греции. К одной из его ветвей принадлежит и муж английской королевы Елизаветы II, принц Филипп Эдинбургский, а значит, и наследник британского престола.

[2] Долгоруков П. В. Петербургские очерки: Памфлеты эмигранта. 1860–1867. М., 1934. С. 41.

[3] Долгоруков П. В. Петербургские очерки: Памфлеты эмигранта. 1860–1867. М., 1934. С. 298.

[4] Половцов А. А. Дневник государственного секретаря. М., 1966. Т. 1. С. 287-288.

[5] Малый энциклопедический словарь: В 4 т. / Ф.-А. Брокгауз, И. А. Ефрон. СПб., 1909. Т.4. С. 1232.

[6] Almanach de Gota: Annuaire genealogique, diplomatique et statistique. 1908, Gotha. P. 77, 1035.

[7] Мосолов А. А. При дворе последнего императора: Записки начальника канцелярии Министерства двора. СПб., 1992. С. 98.

[8] Мосолов А. А. При дворе последнего императора: Записки начальника канцелярии Министерства двора. СПб., 1992. С. 99.

[9] РГИА. Ф. 521. Оп. 1. Д. 167. Л. 42.

[10] РГИА. Ф. 521. Оп. 1. Д. 167. Л. 48 об.–49.

Добавить комментарий