Рубрики

Календарь

«« Апрель 2017 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24
252627282930

Тэги

история археология СССР язычество традиция антикоммунизм ученые традиционализм война наука пресса Россия битва юмор образование эмигранты ЦРУ колхоз экономика НАТО перун коллективизация север США праздник Альфа антропология туризм храм африка Алиса уряд христианство дети Москва кулак кризис Ливия сопротивление король веледор даждьбог армия wino1 магия криминал видеокурс Владимир биология австралия

ученые

В краевом управлении ФСБ активно занимаются поиском «черных копателей», разворовывающих исторические памятники и курганы, и пресекают каналы контрабандистов.

«Эта работа ведется централизованно совместно с центральным аппаратом. В нашей компетенции контрабанда культурных ценностей за рубеж. На памятниках археологии без открытых листов никакие работы вести нельзя. Если предметы археологии найдены на таких памятниках, они должны быть переданы государству», — отмечают в УФСБ России по Краснодарскому краю.

Как сообщали ЮГА.ру, в сентябре 2012 года в Краснодарском государственном историко-археологическом музее-заповеднике им. Е.Д. Фелицына прошла передача в музейный фонд Российской Федерации коллекции культурно-исторических ценностей, изъятых ранее сотрудниками Федеральной службы безопасности у контрабандистов. 

Управлением ФСБ России по Краснодарскому краю совместно с подразделениями Центрального аппарата ФСБ России и Управлением ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области была разоблачена и пресечена деятельность межрегиональной организованной преступной группы, которая занималась похищением уникальнейших артефактов и перепродажей их за рубежом. 

В результате сотрудники ФСБ передали музею почти 5 тысяч экспонатов, 300 из которых выполнены из золота, столько же — из серебра. Большая часть этих ценностей была добыта «черными копателями» на территории Краснодарского края.

Умер Михаил Чернявский

Понедельник, 21 января 2013 г.
Рубрика: Археология -> Общество
Метки: | | |
Просмотров: 3206
Подписаться на комментарии по RSS

Сегодня утром после тяжелой и продолжительной болезни умер археолог и кандидат исторических наук Михаил Чернявский.

Ему шел 75-й год.

Михаил Чернявский - исследователь послевоенного антибольшевистского сопротивления, общественный, политический и культурный деятель Беларуси. Также он занимался изучением материальной и духовной культуры племен каменного и бронзового веков на территории Западной и Северной Беларуси. Автор двух научных монографий (одна в соавторстве), ряда научно-популярных и публицистических книг, свыше 170 научных и 260 энциклопедических статей, сообщает «Радыё Свабода».

Среди наиболее известных книг историка - «Неолит белорусского Понемонья», «Бронзовый век на территории Беларуси», «Стрела Росомахи», «Археологические памятники Минщины», «Огнепоклонники», «Иллюстрированная история древней Беларуси», «Вождь крылатых всадников Ян Кароль Ходкевич».

Похороны историка пройдут 22 января на его родине - в деревне Крути Мядельского района Минской области.

В прямом эфире радио КП язычник Дмитрий Гаврилов и ведущий «Комсомолки» Анатолий Вассерман обсуждают, как прижились и побеждают языческие традиции в современном обществе.

 

Вассерман:

- У нас в гостях автор полутора десятков исследовательских и научно-популярных книг по традиционной культуре, один из виднейших представителей современного языческого движения нашей страны Дмитрий Анатольевич Гаврилов, а по совместительству еще и мой партнер во множестве разнообразных дел от выборов до книг.

Гаврилов:

- Да, и, по сути дела, моя вера, языческая вера, ничуть этому не мешает, скажем так.

Прошлый раз мы остановились на том, что язычество присутствует в этом мире по сей день, и каждый из вас с этим сталкивался наверняка. Я называл такие примеры, как поклонение Вечному огню, украшение новогодней елки, мирового вечнозеленого древа, символа вечной жизни, Олимпийские игры. К этому можно добавить всем известный культ Родины-матери – «Родина-мать зовет», культ оружия, культ победы. Ну и, естественно, те самые ритуалы, которые, так или иначе, сопровождают любого из нас от рождения до смерти и последующих поминок.

Вассерман:

- Что касается ритуалов, то в этом смысле замечательна Япония, где практически все важные события в жизни человека отмечаются сразу в двух форматах – по канонам буддистской религии, где бога вообще нет, и по канонам местной религии синто, где богов столько, сколько вообще на Земле различимых предметов.Далее...

Главная проблема границ исторической науки, на мой взгляд, состоит в том, что примерно половина историков сами не считают историю наукой и поэтому легко допускают фальсификации в своих собственных трудах.

В нашем обществе бытует мнение, что учебники истории пишутся строго под заказ правящей элиты. Меняется элита – меняется история. Как говорил М.Н. Покровcкий, «история – это политика, опрокинутая в прошлое».

 Что происходило в советское время? Методология истории превратилась у нас в нечто вроде «богословия» и анализа «священных текстов». Даже исторический материализм, который изначально был научной теорией, и таковой, если смотреть объективно, и является, в годы советской власти превратился в своеобразное «вероучение».

Естественно, все это вызвало недоверие к истории как науке сначала у интеллигенции, а потом выплеснулось и в широкие массы. Но дело не только в наследии прошлого – репутацию можно восстановить с помощью грамотного пиара. Хуже всего то, что недоверием к истории как к науке страдает само профессиональное историческое сообщество, которое имеет научные степени и звания, но при этом очень боится слов «теория», «концепция» и «закономерность».

Историк ты, филолог, физик или математик, – нужно исходить из общенаучных методов: из логики как инструмента, единого для всех наук.

Необходимо ставить проблему, которая не решена; на основании известных фактов и, возможно, противоречий между ними сформулировать гипотезу и пытаться ее проверить.

На это сторонники истории как «не-науки» указывают, что в отличие от физиков они не могут провести эксперимент. Но многие гипотезы современной теоретической физики нельзя подтвердить экспериментом в принципе. И в тех же науках о земле проводятся мысленные эксперименты, в которых сопоставляются известные данные.

Если мы строим одну гипотезу на другой вне научного метода, тогда и возникает миф из недоказанных предположений. Потом этот миф очень трудно опровергнуть. Как специалист по восточной Европе раннего Средневековья, могу привести пример с Хазарией. У нас есть представление о том, что Хазарский каганат – это огромное государство, которое простиралось от нижнего Каспия до левобережья Днепра и где-то там соприкасалось с владениями варягов. Это общее представление. На чем оно основано? У нас есть только один письменный источник, который, возможно, говорит о подобных границах Хазарского каганата, – письмо царя Иосифа середины Х века. Притом что по другим источникам Хазарский каганат в то время, когда писал царь Иосиф, не достигал тех размеров, о которых он рассказывает. Мы знаем, что на этих территориях было самостоятельное царство алан, были черные булгары. Но, например, в русских летописях границы Хазарского каганата не обозначены, а по данным арабской географии, территория была значительно меньше, чем упомянутая царём Иосифом. У нас есть этот единственный источник, причем названия племен в нем можно интерпретировать совершенно по-разному. Можно понимать так, что эти племена жили на Волге, а можно говорить, что они обитали по Дону и Днепру. По идее, надо предположить, какие это могут быть племена, проверить гипотезу данными археологии, в том числе посмотреть наличие хазарского культурного влияния, и потом уже возвращаться к границам Хазарии в письме Иосифа. Но в нашей реальности получается иначе.

Итак, источниковед неизбежно приходит к археологам. Археолог же, основываясь на одной из интерпретаций источника, сделанной кем-то много лет назад с опорой на давно устаревшую интерпретацию археологических данных, раскапывает поселение с могильником и говорит: «Мы раскопали Хазарский каганат». Хотя население там оказывается вовсе не тюркское, а какое-нибудь северо-иранское, и у него совершенно другие обычаи, чем были у хазар, и культурного влияния хазар не прослеживается. Получается, что источниковеды опираются, как на факты, на неподтверждённые гипотезы археологов, археологи – на источниковедов... И так начинает расти взаимно недоказанная идея, которую потом почему-то называют теорией. И если раскопать этот снежный ком, в глубине его обнаружится та самая неподтверждённая гипотеза, иначе говоря, открытая проблема. Но и на таком пути может быть много новых установленных фактов и действительно научных открытий, которые в итоге приведут к решению той проблемы, с которой всё начиналось, и даже, может быть, опровергнут первоначальную гипотезу, которую все уже привыкли принимать как доказанный факт. То есть из вышесказанного вовсе не следует, что история не есть наука.

Просто история еще очень молодая наука и не обладает пока достаточными доказательными мощностями в сравнении с естественными науками. Но и в ней можно выдвигать гипотезы, строить теории, пускай они пока и будут менее доказательными, чем в физике. Главное – это уметь вовремя разбить снежный ком, сохранив установленные факты и отбросив мифы.

Вопрос о науке – это и вопрос существования определенного научного аппарата, конвенциональных определений, терминов и понятий.

У нас нередко происходит такой казус: кто-то решает понимать, скажем, революцию, государство, нацию, феодализм по-своему, случайно забыв написать об этом в начале своего исследования. И потом начинает что-то яро утверждать на основании своего представления, которое сильно отличается от того понимания (или нескольких пониманий), к которому пришли представители исторической мысли. Такое обращение с терминологией, размытость понятийного аппарата тоже показывает, что наука история, как и другие науки об обществе, ещё очень молода, и границы её нередко размыты.

Но историк должен быть уверен в том, что он – ученый. И должен использовать тот самый общенаучный метод, который применяется в остальных науках, – проверенный путь от гипотезы до доказательства. Тогда с проблемой фальсификации и разделением на то, что есть наука, а что нет, будет гораздо проще.

Елена Галкина, доктор исторических наук, профессор МПГУ

Рыбаков об археологии

Пятница, 14 сентября 2012 г.
Рубрика: Археология
Метки: | | | |
Просмотров: 3195
Подписаться на комментарии по RSS

Академик Борис Александрович Рыбаков (3 июня 1908, Москва — 27 декабря 2001, Москва) — русский патриот, археолог и историк. Выдающийся специалист по истории, культуре славян и Древней Руси.

Вход

Маленький опрос

Нужен ли курс по созданию сайтов и блогов?
Архивы голосований
Идет загрузка…

Идет загрузка…

Это нужно мне, чтобы сориентироваться, какие материалы давать.