Это было давно

— Почему ты, ямщик, перестал песню петь.
И сидишь ты какой-то унылый?
Колокольчик вдали продолжает звенеть,
А тебя не слыхать, друг мой милый.

— Это было давно, лет семнадцать назад,
Вез я девушку трактом почтовым;
Круглолица, бела, словно тополь стройна
И покрыта платочком шелковым. Читать далее «Это было давно»

Немец

Константин Симонов

В Берлине, на холодной сцене,
Пел немец, раненный в Испании,
По обвинению в измене
Казненный за глаза заранее,

Пять раз друзьями похороненный,
Пять раз гестапо провороненный,
То гримированный, то в тюрьмах ломанный,
То вновь иголкой в стог оброненный.

Воскресший, бледный, как видение,
Стоял он, шрамом изуродованный,
Как документ Сопротивления,
Вдруг в этом зале обнародованный.

Он пел в разрушенном Берлине
Все, что когда-то пел в Испании,
Все, что внутри, как в карантине,
Сидело в нем семь лет молчания.

Менялись оболочки тела,
Походки, паспорта и платья.
Но, молча душу сжав в объятья,
В нем песня еле слышно пела,

Она охрипла и болела,
Она в жару на досках билась,
Она в застенках огрубела
И в одиночках простудилась.

Она явилась в этом зале,
Где так давно ее не пели.
Одни, узнав ее, рыдали,
Другие глаз поднять не смели.

Над тем, кто предал ее на муки,
Она в молчанье постояла
И тихо положила руки
На плечи тех, кого узнала.

Все видели, она одета —
Из-под Мадрида, прямо с фронта —
В плащ и кожанку, с пистолетом,
И тельманку с значком Рот Фронта.

А тот, кто пел ее, казалось,
Не пел ее, а шел в сраженье,
И пересохших губ движенье,
Как ветер боя, лиц касалось.

………………………………………………

Мы шли с концерта с ним, усталым,
Обнявшись, как солдат с солдатом,
о тем разрушенным кварталам,
Где я шел в мае в сорок пятом.

Я с этим немцем шел, как с братом,
Шел длинным каменным кладбищем,
Недавно — взятым и проклятым,
Сегодня — просто пепелищем.

И я скорбел с ним, с немцем этим,
Что, в тюрьмы загнан и поборот,
Давно когда-то, в тридцать третьем,
Он не сумел спасти свой город.

1948

Свободный Харбин…

Романс Ольги из к/ф «Государственная граница»

ИНСТИТУТКА

Не смотрите вы так осуждающе все
На кривлянья голодной кокотки.
Я за двадцать секунд опьянела совсем
От стакана банановой водки Читать далее «Свободный Харбин…»

Песня за два сольди

Выслушайте же меня, синьоры,
я вас умоляю,
И может вам понравится
моя бедная – бедная песня за два сольди. Читать далее «Песня за два сольди»

Есаул (не по Талькову)

Молодой есаул, уходил воевать.
На проклятье отца, и молчание брата —
Он ответил ‘так надо — но вам не понять…’
Тихо обнял жену — и добавил: ‘Так надо!’

Он вскочил на коня, проскакал полверсты
Но когда проезжал близ речного затона —
Вот звенят на груди ордена и кресты,
И горят на плечах золотые погоны.
Читать далее «Есаул (не по Талькову)»

Песня Максима, фронтовая

Десять винтовок на весь батальон,
В каждой винтовке — последний патрон.
В рваных шинелях, дырявых лаптях
Били мы немцев на разных путях.

Всю Украину он грабил и жег,
Так что за нами остался должок.
Час подошел, наступила война,
Время, друзья, расплатиться сполна.

Вот эта улица, вот этот дом
В городе нашем, навеки родном.
Улицей этой врагу не пройти,
В дом этот светлый врагу не войти.

Пушки и танки фашистов громят;
Летчики наши на Запад летят.
Черного Гитлера подлая власть
Крутится, вертится, хочет упасть