Новая книга о Вещем Олеге увидела свет в издательстве «Вече»

Гаврилов Д.А., Пивоваров С.А. Олег Вещий — Орвар-Одд. Путь восхождения. М.: Вече, 2018. — 288 с. ISBN  978-5-4444-6669-8

Великий князь Олег Вещий — одна из ключевых фигур ранней истории Древней Руси и одновременно одна из самых загадочных. Многие историки сходятся во мнении, что Олег тождественен самому популярному герою скандинавских саг — Орвар-Одду, известному также как Одд Стрела. Авторы книги «Олег Вещий — Орвар-Одд. Путь восхождения» внимательно изучая отечественные и зарубежные источники, пытаются разобраться в значительном количестве нестыковок и загадок, что в изобилии присутствуют в этих документах, приходя порою к выводам вполне логичным, но не всегда идущим «в русле» устоявших взглядов на прошлое. издание можно приобрести, помимо обычных книжных, с доставкой — в сетевом магазине «Лабиринт»

Авторское предисловие:

«Эта книга посвящена 1111-й годовщине летописного упоминания похода Руси на Царьград, но, в первую очередь, одной из ключевых и самых загадочных фигур европейской истории конца IX — начала X веков, русскому князю Олегу Вещему.

Много ли известно о нём нашему современнику? Опекал сына мифического Рюрика? Убил Аскольда с Диром? Захватил Киев и объявил его своей столицей? «Отмстил неразумным хазарам»? Ходил на судах посуху под парусами? Прибил щит к вратам столицы Византийской империи и распознал отравленную врагами пищу и питьё? Погиб от укуса змеи, возложив ногу на конский череп? Вроде, мы ничего не пропустили? Надо признать: все, кто рано или поздно обращается к жизнеописанию Олега Вещего, будь то историки или литераторы, не могут в большинстве случаев устоять перед сложившимся набором штампов, своего рода архетипом, который подобно высохшему руслу реки жадно впитывает новые воды или — в нашем случае — новые разыскания.

«…При разборе преданий об Олеге мы видим, что в народной памяти представлялся он не столько храбрым воителем, сколько вещим князем, мудрым или хитрым, что, по тогдашним понятиям, значило одно и то же: хитростию Олег овладевает Киевом, ловкими переговорами подчиняет себе без насилий племена, жившие на восточной стороне Днепра; под Царьградом хитростию пугает греков, не дается в обман самому хитрому народу и прозывается от своего народа вещим. В предании он является также и князем-нарядником земли: он располагает дани, строит города; при нем впервые почти все племена, жившие по восточному водному пути, собираются под одно знамя, получают понятие о своем единстве, впервые соединенными силами совершают дальний поход. Таково предание об Олеге, историк не имеет никакого права заподозрить это предание, отвергнуть значение Олега как собирателя племен…» — писал ещё Сергей Михайлович Соловьев в знаменитой «Истории России с древнейших времен» (т. 1, гл. 5).

Авторы постарались изначально уйти от сложившегося и полюбившегося поколениям читателей образа «мудрого старика». Мы обратились к совершенно новым русско-скандинавским параллелям, проявившимся при сопоставлении нескольких разных редакций «Саги об Одде Стреле», «Саги о Хрольве Пешеходе» и некоторых иных саг, с одной стороны, материалов по истории Древней Руси: древнерусских летописцев, а также восточных, византийских и ряда европейских хроник — с другой стороны.

Даже такой яркий антинорманист, как академик Борис Александрович Рыбаков, так или иначе, признавал ценность «Саги об Одде Стреле» в вопросе реконструкции жизни и деятельности Олега и считал оправданным соотнесение Олега Вещего и Орвар-Одда.

Здесь необходимо сразу уточнить, что «Орвар» является прозвищем героя, а имя его Одд. В соответствии с нормами древнеисландского языка «Орвар» есть несклоняемая часть составного «Орвар-Одд», склонению подлежит только имя. В дальнейшем авторы после консультаций с одним из отечественных переводчиков саги Н. Топчий принимают в тексте данный единообразный подход к написанию. Например, Е.А. Рыдзевская, рассматривая вопросы «об устных преданиях в составе древнейшей русской летописи», писала так: «Летописное предание о смерти вещего Олега в Повести временных лет под 912 г. и близкий к нему рассказ исландской саги об Орвар-Одде – одна из скандинавско-русских параллелей, более всего обращавших на себя внимание ученых с тех пор, как был вообще привлечен к исследованию литературный материал, имеющий отношение к варяжскому вопросу» (Рыдзевская, 1978). В работе Рыдзевской несколько раз повторяется «Орвар-Одд» в разных склонениях, во всех случаях классик оставляет форму прозвища «Орвар» неизменной.

В предлагаемой вам книге рассматриваются сведения как о непосредственных предшественниках князя Олега — правителях Киева и Новгорода (Ладоги), так и о ближайших потомках Вещего — его сыновьях Асму(н)де (Олеге Младшем), Игоре Старом и дочери Рагнхильд, а также и о внуках, потому временные рамки охваченного нашим описанием периода раздвигаются с 850-х по 960-е годы. Авторы приходят к доказательному, по их мнению, выводу, что именно Олег Вещий и является основателем мнимой династии «Рюриковичей» и снимают с него вину за гибель Аскольда.

Вместе с тем мы постарались показать, как в летописном образе великого князя Олега переплелись черты двух легендарных исторических деятелей: норвежского бонда Орвар-Одда, избранного за великие деяния конунгом, и приильменского князя Олега Второго. Однако «мурманское» происхождение Одда-Олега едва ли становится, по мнению авторов, весомым аргументом норманистов, чья позиция столь же крайняя, как и у славянофилов. А истина где-то рядом, а, скорее всего, посередине.

Анализируя первоисточники, авторы высказывают предположения о событиях, опущенных древнерусскими летописцами как в годы правления «первого» и «второго» Олегов, так и в годы правления Игоря «Рюриковича» и его наследников.

Приоткрывается завеса тайны над походом Вещего Олега на Царьград, о котором молчат византийские источники. Авторы с фактами на руках объясняют это мнимое молчание на основании анализа русско-болгарских контактов указанного периода, уделяя особое внимание царю Симеону Великому, его дочери Олёне, известной нам как княгиня Ольга, и её детям, князьям Святославу и Улебу.

Несмотря на то, что соавторы знакомы без малого два десятка лет, на страницах книги они не всегда приходят к единому мнению в деталях (во всех случаях это особо оговаривается и аргументируется), предоставляя читателям самостоятельно сделать вывод, кто прав или не прав в этой своеобразной полемике…

Книга даёт неожиданные варианты ответов на тёмные моменты отечественной истории, но авторы вполне отдают себе отчёт, что она порождает и множество дополнительных вопросов. Это нормально для любого научного разыскания, даже в популярном изложении. В меру сил возможные пробелы и неучтённые в данный момент доводы и материалы будут восполнены авторами в последующих переизданиях.

Мы также искренне признательны первой читательнице этой книги Надежде Топчий за полезные обсуждения, уточнения и дополнения по тексту.

C уважением,
Дмитрий Анатольевич Гаврилов
Сергей Александрович Пивоваров»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.