МОРТОН СОБЕЛЛ. В центре атомной паутины

11 апреля свой 100-летний юбилей отметил Мортон Собелл – человек, сидевший в 1951 году на процессе в Нью-Йорке на одной скамье подсудимых вместе с Юлиусом и Этель Розенбергами, взошедшими на электрический стул за атомный шпионаж в пользу Советского Союза. При этом ни Розенберги, ни Собелл своей вины на процессе не признали, заявив, что речь шла об обмене научными сведениями с союзной страной, вместе с которой американский народ сражался против фашистов, и к платному шпионажу это отношения не имеет. Именно так следует трактовать передачу Юлиусом Розенбергом через курьера Гарри Голда рабочих чертежей атомной бомбы, сброшенной 9 августа 1945 года на Нагасаки. Сам Розенберг получил эти чертежи от брата своей жены – Дэвида Грингласса, который работал механиком в ядерном центре в Лос-Аламосе.

Юлиус Розенберг (в центре), Этель Розенберг и Мортон Собелл по дороге в суд. 1951 год.
Юлиус Розенберг (в центре), Этель Розенберг и Мортон Собелл по дороге в суд. 1951 год.


Всего в группу Розенберга «Волонтёры» входило не менее 18 человек — инженеров американских компаний, занятых в военно-промышленном комплексе США, в том числе и по атомной проблеме. Детали деятельности этих агентов по-прежнему засекречены. Связь с ними поддерживали советские разведчики Александр Феклисов («Калистрат»), Анатолий Яцков («Яковлев»), супруги Моррис и Леонтина Коэны («Луис» и «Лесли») и нелегал Вильям Фишер («Марк»), назвавшийся на суде Рудольфом Абелем.

В декабре 1943 года для участия в «Манхэттенском проекте» в Лос-Аламос в составе английской миссии прибыл крупнейший физик-теоретик и советский агент Клаус Фукс. Центр принял решение, что связь с Фуксом должен поддерживать гражданин США Гарри Голд («Раймонд»), передавая полученные материалы Анатолию Яцкову. При этом Голд по требованию заместителя резидента советской разведки Леонида Квасникова один единственный раз встретился с Гринглассом, входившим в группу Розенберга – но именно эта встреча, по мнению генерал-лейтенанта Павла Судоплатова, оказалась роковой для всей разведывательной сети. Встреча произошла 3 июня 1945 года на квартире Гринглассов в Альбукерке, куда Голд приехал из Санта-Фе, где накануне встречался с Клаусом Фуксом. А в конце 1947 года, как пишет в своей книге «Признание разведчика» Александр Феклисов, Голд был перевербован ФБР, когда его вызывали в большое жюри в Нью-Йорке для дачи показаний в связи с обвинениями, выдвинутыми Элизабет Бентли – вдовой основоположника советской разведывательной сети в США Джэйкоба Голоса, которая после смерти мужа добилась встречи с главой ФБР Эдгаром Гувером и в ноябре 1945 года рассказала ему о своей работе на НКВД, назвав всех известных ей агентов. Голд, арестованный 23 мая 1950 года, после соответствующей обработки в ФБР также выдал всех, кого знал – он дословно пересказал содержание бесед с Фуксом и Гринглассом и то, как он получал от них информацию по атомной бомбе. Грингласс, узнав из газет об аресте Голда, находился в панике и подумывал о самоубийстве. Он оказался трусливым и слабовольным, и в первый же день своего ареста дал письменные показания о передаче Голду в Альбукерке секретных материалов и о своих связях с Юлиусом Розенбергом, в группу которого входил и Мортон Собелл.

Мортон Собелл родился в Нью-Йорке 11 апреля 1917 года. Его родители Луис и Роза Собелл эмигрировали в США в 1906 году с Украины. Получив диплом радиоинженера, Мортон работал в Вашингтоне в Главном управлении вооружения ВМС США, занимая при этом пост главного радиоинженера компании General Electric. По свидетельству Александра Феклисова, Мортон Собелл (оперативные псевдонимы «Коно», «Реле») передал в Москву 40 научно-исследовательских работ на нескольких тысячах страниц. Только в 1945 г. от него было получено две тысячи листов секретной информации. Большинство материалов «Коно» получили оценку как «весьма ценные». Они касались радаров для подводных лодок, инфракрасной аппаратуры, прицелов для управления артиллерийским огнем и т. д. Также Мортон Собелл регулярно информировал Москву о заседаниях Координационного комитета США по радиотехнике. Эти отчеты представляли огромный интерес для советских руководящих органов в области науки и техники, ибо не только позволяли находиться в курсе всех разработок, ведущихся в США, но и давали возможность знать перспективные планы американцев на ближайшие десятилетия. От него поступили и первые сведения о создании американцами системы управления ракетами-носителями ядерных боезарядов.

21 июня 1950 года, после арестов Голда и Грингласса, не выдержав напряжения и никого не поставив в известность, Мортон Собелл, неожиданно для советских кураторов сорвался с места и вместе с женой уехал в Мексику. Однако все его попытки добиться помощи от советского посольства окончились неудачей. Не будучи своевременно предупреждены, работники посольства расценили его визит как провокацию.

18 июля 1950 года ТАСС сообщило об аресте Юлиуса, а 12 августа – Этель Розенберг. 18 августа в Мексике вооруженными людьми был похищен и доставлен на границу с США Мортон Собелл. 23 августа он был арестован. Ему как и Розенбергам, а также отсутствующему «Яковлеву», было предъявлено обвинение в заговоре с целью шпионажа. Розенберги и Собелл обвинение отвергли, а Голд и Грингласс признали в обмен на мягкий приговор. Они выступили на судебном процессе, открывшемся в Нью-Йорке 6 марта 1951 года, главными свидетелями обвинения против Розенбергов, которые обвинялись как организаторы заговора: «Вы передали Советам атомную бомбу, и уже одно это предопределило агрессию коммунистов в Корее».

21 мая 1951 года Юлиус и Эйтель Розенберги были приговорены к смертной казни, а Мортон Собелл – к 30 годам тюремного заключения. При этом им был предоставлен выбор – если они признаются и назовут своих сообщников, то наказание тут же будет смягчено. Но даже родительские чувства не заставили их пойти на это. «Всегда помните, что мы невинны, – писала Этель сыновьям за два часа до казни, – и не могли пойти против своей совести».

19 июня 1953 года в тюрьме Синг-Синг (штат Нью-Йорк) ровно в 20.00 в сопровождении охраны Юлиус Розенберг вошел в камеру, где находился электрический стул. Он сам сел на него и расстался с жизнью, не проронив ни слова. В 20.06 он был мертв. Через несколько минут в камеру смерти ввели Этель. Она была спокойна. Перед тем, как сесть на стул, она протянула руку к сопровождавшей ее надзирательнице, притянула ее к себе и поцеловала в щеку. Видимо, она посылала прощальный поцелуй всем своим родным и друзьям. В 20.16 она была мертва. Газета «Нью-Йорк таймс» писала, что Розенберги приняли смерть с самообладанием и хладнокровием, которое удивило всех присутствующих.

Мортон Собелл отбывал свой 30-летний срок в федеральной тюрьме Алькатрас. Эта самая известная в мире тюрьма строго режима возвышается на острове в бухте Сан-Франциско в двух километрах от берега. Сюда попадали в первую очередь те, кто нарушал порядки в других тюрьмах. Здесь сидел король преступного мира Аль Капоне. Каждый заключённый содержался в одиночной камере, получал скудную пищу, воду, и не имел каких-либо личных вещей. Посещение тюремной библиотеки и возможность писать письма заключённый должен был заслужить трудом и безупречным поведением. Мортон Собелл находился здесь до закрытия тюрьмы Алькатрас в 1963 году, а затем был переведен в федеральную тюрьму Льюисбург, проведя в заключении в общей сложности 17 лет и 9 месяцев. Но и после своего выхода на свободу в 1969 году он продолжал настаивать на своей невиновности. И только в сентябре 2008 года в возрасте 91 года в интервью газете «Нью-Йорк таймс» Мортон Собелл сделал признание, что во время Второй Мировой войны передавал военные секреты Советскому Союзу.

Мортон Собелл после своего освобождения из тюрьмы в 1969 году с женой Хелен
Мортон Собелл после своего освобождения из тюрьмы в 1969 году с женой Хелен

Таким образом, на сегодняшний день Мортон Собелл является единственным живым участником операции советской внешней разведки «Энормоз» по добыванию американских атомных секретов. Но ни он, ни героически погибшие супруги Розенберг так и не удостоены советских наград, хотя в 1996 году звание Героя Российской Федерации было присвоено Леониду Квасникову, Анатолию Яцкову, Владимиру Барковскому, Александру Феклисову и супругам Коэн. Но при всем уважении к этим разведчикам, мужественно выполнявшим свой долг, они были всего лишь передаточным звеном. А что же источники – те, кто жертвовал жизнью и здоровьем, чтобы уровнять шансы Советского Союза в навязанной ему ядерной гонке? Клаус Фукс, которому в случае депортации в США грозила смертная казнь, получил в Англии максимально возможный срок. Выйдя на свободу, он вернулся на родину в Восточную Германию. К концу жизни, как вспоминала его жена Грета, он ничего уже не ждал от советских властей. В 1988 году его не стало. И тогда в Советском Союзе началось какое-то движение. По словам Греты Фукс: «Наконец, дело с наградой было как-то улажено. Меня спросили, где я её хочу получить… Я ответила, что приму её в посольстве в Берлине. С тех пор я ничего не слышала об этой награде». По словам Александра Феклисова, он неоднократно обращался к руководству СВР с просьбой опубликовать правду о Юлиусе Розенберге и выступить в его защиту. 27 января 1994 года его принял Примаков и сказал: «Я все же думаю, что нецелесообразно официально признавать, что Юлиус Розенберг был нашим агентом». Последующие обращения к руководству СВР с целью обнародования дела Розенбергов были также отвергнуты.

Мортон Собелл
Мортон Собелл

В 1996 году Александр Семёнович Феклисов прибыл в Нью-Йорк, чтобы дать телевизионное интервью. «Находясь в Нью-Йорке, я не мог не поклониться праху моего наилучшего американского друга и его мужественной жены, – пишет он. – Могила Розенбергов ничем не выделялась на фоне кладбища. В ее изголовье стоит плита, наверху большими черными буквами написано “Розенберг”. У подножия могилы врыты в землю две небольшие плиты. На левой плите надпись: “Этель. Родилась 23 сентября 1915 г. Умерла 19 июня 1953 г.” На правой плите написано: “Юлиус. Родился 12 мая 1918 г. Умер 19 июня 1953 г.” У каждой из этих плит я положил по букету красных и белых гвоздик и трижды поклонился. Перед отлетом в США я взял на своей даче четыре горсти земли и по русскому обычаю рассыпал эту землю на могиле Юлиуса и Этели. Затем я сказал: “Незабвенные Юлиус и Этель, наконец-то мне удалось прийти к вашей могиле и поклониться вашему праху… Простите меня и моих товарищей за то, что мы не сумели спасти ваши жизни. Вы герои, а герои не умирают. Вечная вам добрая память и слава. Мир вашему праху…”»
А сегодня уже нет ни Феклисова, никого из его товарищей по атомной и научно-технической разведке. Нет и Теда Холла, американского физика-вундеркинда, из чистого идеализма обратившегося в Компартию США и передавшего в 1944 году чертежи плутониевой бомбы «Толстяк». Именно он сообщил советской стороне важнейший принцип работы бомбы — имплозию. Холл был разоблачён американской контрразведкой в рамках проекта «Венона» как агент по кличке «Млад» (по другим сведениям «Персей»), но поскольку проект «Венона» был засекречен, его нельзя было использовать на суде, и власти могли лишь уволить Холла. В 1995 году материалы по «Веноне» были опубликованы, и в 1997 году Холл почти признался в атомном шпионаже. После его смерти его жена Джоан Холл выпустила мемуары, в которых объясняет мотивы мужа тем, что он не хотел превращения США в реакционную силу, размахивающую атомной дубинкой.

Мортон Собелл (крайний слева) и сын казненных в США Юлиуса и Этель Розенбергов Роберт Мирпол (в центре) во время визита в ГДР 19 апреля 1976 года
Мортон Собелл (крайний слева) и сын казненных в США Юлиуса и Этель Розенбергов Роберт Мирпол (в центре) во время визита в ГДР 19 апреля 1976 года

Поклонимся же низко всем участникам операции «Энормоз» – мёртвым и живым. Пусть память о них живет в веках, передаваясь из поколения в поколение. Только так мы сохраним мир.

Добавить комментарий