Интервью Иггельда — День Вещего Олега. 2 сентября 912 года в русской истории

Опубликовано:  Центр стратегической конъюнктуры, 23 августа 2018 года

Как мы сообщали ранее, этой весной в издательстве «Вече» была издана монография эксперта Центра стратегической конъюнктурыписателя, исследователя традиционной культуры Дмитрия Анатольевича Гаврилова* и его соавтора Сергея Александровича Пивоварова**, посвящённая великому князю Руси Олегу – «Олег Вещий – Орвар-Одд. Путь восхождения». В 2018-ом году исполнилось 1111 лет известию летописей о победоносном походе Олега на столицу Византийской империи и заключении им первого договора между Русью и ромеями. Вниманию читателей ещё одно интервью с нашим экспертом, повод для этого есть.

Дмитрий Анатольевич, чем знаменателен уходящий август и наступающий сентябрь в связи с рассматриваемой Вами тематикой?

2 сентября 912 года навеки вписано в русскую историю. В этот день послы великого русского князя Олега принесут новые клятвы перед лицом византийских правителей в Цареграде и передадут им заранее скреплённые Олегом Вещим грамоты с записью нового договора «о мире и добрососедстве». Так называемый Второй договор Олега с ромеями является на деле первым всеобъемлющим юридическим документом Древней Руси из числа дошедших до нас.

Перед этим событием и русская, и греческая стороны, вероятно, не один месяц или даже год согласовывали между собой текст. Чтобы добраться до Цареграда к началу сентября, послы Олега должны были выехать из Киева самое позднее в конце июля 912 года. Август они провели в пути. То есть сам Олег одобрил окончательный вариант договора в двадцатых числах июля.

Откуда же такая точность? Если дату 2 сентября мы знаем из текста договора, то откуда известно остальное?

Июль 912 года был отмечен появлением в небе кометы Галлея, явившейся с запада и похожей на меч. Она зафиксирована в греческих источниках: «В это время появилась комета с запада… Назвали ее мечевой и говорили, что предрекает она пролитие крови в городе…» (Продолжатель Феофана, «Жизнеописания царей» — Царствование Александра, сына Василия, 3). При составлении Начальной летописи древнерусский автор поставит, скорее всего умышленно, неверную дату, отнеся появление кометы к 911 году: «Явися звезда велика на западе копеинымъ образомъ». Он преследовал цели мелодраматического характера, комета по замыслу  составителя летописи должна была предвещать Олегу смерть. Но астрономия упряма, и её росчерком пера не изменить. Более ста лет назад Д.О. Святский обратил внимание коллег на эту летописную подтасовку в статье «Астрономические явления в русских летописях с научно-критической точки зрения». Олег же в реальности мог воспринять прохождение кометы по небу за благоприятное небесное знамение, зовущее его на битву.

Он что же, отправился «отмщать неразумным хазарам»?

Нет. Это сложившийся стереотип, которым мы обязаны Пушкину. К войне с хазарами мы вернёмся, она была задолго до этого. Есть предположение, что, едва отправив послов в Цареград, Олег с верными ему воинами устремляется в противоположную сторону (август он тоже провёл в пути) на Север к Хольмгарду, то есть Новгороду, потом к Ладоге, и, наконец, за море. В Новгородской первой летописи младшего извода, например, отголоском многих событий, спрессованных составителем в пару фраз, являются такие строки: «Иде Олегъ к Новугороду, и оттуда в Ладогу. Друзии же сказають, яко идущю ему за море, и уклюну змиа в ногу, и с того умре; есть могыла его в Ладозѣ».

В нашей совместной работе с Сергеем Пивоваровым проводится аналогия между Олегом Вещим и героем скандинавских саг Орвар-Оддом. В «Саге об Одде Стреле», конечно, насыщенной и мифологическими деталями, рассказывается об освобождении им Хольмгарда/Новгорода от неких захватчиков по призыву жителей.  Битва была на редкость кровопролитной, Олег/Одд потерял много храбрых воинов. На деле едва ли всё ограничилось лишь одним сражением.

Такие вот события происходили в Приильменье осенью 912 года. Но великому князю удалось на тот момент объединить под своей властью и Киев, и Новгород, да и в прочих городах, согласно летописи, давно уже сидели верные ему местные князья: Чернигове, Переяславле, Полоцке, Ростове, Любече.

Сага рассказывает и о том, что из сентиментальных побуждений герой отправляется за море в Норвегию, побывать в родных краях. Мы же предполагаем, что наш Олег переждал зиму 912-913 гг. и отправился в Норвегию, чтобы пополнить дружину новыми воинами, своими соплеменниками, взамен павших. Из-за моря он уже не вернулся. Но это отдельная тема.

Тогда уж вернёмся, в самом деле, к хазарам. С лёгкой руки Александра Сергеевича Пушкина утвердилось в народе мнение, что Олег с ними серьёзно воевал. Так ли это?

Начало и середина 890-х годов характерны противостоянием двух коалиций. С одной стороны выступали в союзе ромеи, хазары и мадьяры, а с другой — дунайские болгары, печенеги и русь с подчинёнными ей славянами. Я отвлекаюсь сейчас от вопроса о происхождении «племени» русь, хотя сам Олег,судя повсему, всё-таки был «мурманин», норвежец. Война шла с переменным успехом, но в 895 году на Южном Буге болгары и печенеги, возможно, не без участия дружин Олега, разгромили мадьяр, при этом погиб их верховный вождь Альмош, а правил он сорок лет. В 896 году в местечке Булгарофигон во Фракии под Адрианополем армия болгарского князя Симеона Великого начисто разгромила византийскую армию, погибли и ромейские военачальники. Олег же, отметивший начало своего правления в Киеве собиранием славянских племён, столкнулся с хазарами, которые едва ли спокойно смотрели на его активность. Почти все племена, прежде дававшие дань хазарам, за исключением вятичей, теперь «платили» её Олегу.

В издательстве «Вече» готовится к изданию новая книга Сергея Пивоварова, в которой он проливает свет на «отмщение». Я был первым читателем рукописи, поскольку мы и знакомы более двадцати лет, да и вместе разрабатывали тематику Олега. Автор выдвигает такую гипотезу:

«О войне Олега с хазарами сообщает только так называемый Архангелогородский летописец, включённый в 37 том Полного собрания русских летописей (Устюжские и Вологодские летописи). В нём есть следующий текст: «Иде Олг на древляны на северы и на козары и наложи на них дань по черной кунице с человека на год» ( 883 год).  В этой довольно поздней летописи под одним годом собраны разновременные походы. Когда мог состояться поход на хазар и куда именно он мог быть направлен?

В VIII-IX веках обширные территории в Крыму принадлежали Хазарам. В знаменитом письме хазарского царя Иосифа указаны претензии хазар на Керчь: «С западной стороны — Ш-р-кил, С-м-к-р-ц, К-р-ц, Суг-рай, …» Ш-р-кил — Саркел, С-м-к-р-ц — Тмуторокань (Самкерц), К-р-ц — Керчь. Но при князе Игоре Керчь принадлежит Руси. Вот что пишет византийский автор Лев Диакон, это фрагмент из разговора византийского императора и сына Игоря, князя Святослава: «Полагаю, что ты не забыл о поражении отца твоего Ингоря, который, презрев клятвенный договор приплыл к столице нашей с огромным войском на 10 тысячах судов, а к Киммерийскому Боспору прибыл едва лишь с десятком лодок, сам став вестником своей беды» («История», VI, 10). Когда могла Керчь перейти под контроль Руси? Только при Олеге. Это и есть поход на хазар…» — заключает Сергей Пивоваров.

Спасибо за интересную информацию, значит 2 сентября будем отмечать своего рода «День Вещего Олега».

Правильнее, конечно, говорить «Олег Вещий». Прозвище поставил перед именем опять же Пушкин, у которого Олег «сбирался». Так что он во всём «виноват».

_________________________

* известен также среди последователей Языческого Возрождения как волхв Иггельд, Круг Языческой Традиции.

**известен также среди последователей Языческого Возрождения как Святич, Круг Языческой Традиции.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.